Нескончаемые польские приключения

 

Я любительница спонтанных решений и быстрых действий, по-польски это называется «w gorącejwodziekąpana”, т.е. искупанная в горячей воде.

Но если бы мне кто-то сказал семь лет назад, что я буду думать по-польски, говорить по-польски лучше, чем по-русски, что мне будут снится польские сны, что я закончу польскую филологию, буду преподавать в польском университете и учить польскому иностранцев – я бы ни за что не поверила.

Меня зовут Маша Макарова, мне 25 лет. Уже 5 лет я живу в городе Седльце– небольшом провинциальном городке на востоке Польши в 80 км от Варшавы. В этом году я заканчиваю польскую филологию в местном университете, кроме этого – учусь еще на 5 факультетах и преподаю.

Как так получилось? Обо всем по порядку :)

7 лет назад я жила в Смоленске, училась на первом курсе филфака Смоленского университета на русской филологии, собиралась потом обязательно поступать в аспирантуру и писать диссертацию про визуальную поэзию Андрея Вознесенского, в которого была тайно влюблена. Но в один прекрасный день всё изменилось.

В июле 2005 года мы с моими друзьями поехали на конференцию в польский город Быдгощ. Помнится, у меня был доклад про рассказы петербургской писательницы Натальи Толстой, переведенный одной моей знакомой на польский язык. В поезде Москва-Варшава я усердно тренировалась его исполнять, имея смутное представление о том, как читаются эти ужасные польские шипящие. На конференции я в полуобморочном состоянии доклад все-таки прочитала, искренне желая, чтобы моя минута позора как можно быстрее закончилась. Потом мы уехали в горы, польские Судеты, где я начала разговаривать с польскими студентами, с которыми мы покоряли вершины, встречали рассветы на леденящем ветру и пили польское пиво, на странной смеси английского, русского и польского языков. Сталкиваясь с кем-то случайно, я извиняясь говорила dziękujęвместо przepraszam и верила в то, что на вопрос «Cotam?» нужно отвечать «Nico».

И на этом всё могло бы закончиться. Но по дороге домой мы должны были еще остановиться в Седльцах и принять участие в VII Летней школе польского языка и польской культуры. Зачем мне нужен польский язык я очень смутно себе представляла. Но учиться я любила и люблю до сих пор, поэтому мы с подругами вооружились словарями и активно ходили на все занятия, пытаясь при этом анализировать фильмы (а мы в те времена очень увлекались психоанализом), читать стихи и писать тексты. И петь песни, конечно же. К концу третьей недели мы так втянулись, что совершенно не понятно было, как же теперь возвращаться домой и жить дальше без польского.

А еще произошла вещь, круто изменившая всю мою жизнь на ближайшие семь лет точно. Я влюбилась. Ну, вы понимаете – 18 лет, язык, на котором ничего практически не понимаешь и можешь только догадываться, что тебе хотят сказать, а тут еще и гитара, и песни, и вообще сплошная романтика. И снова – на этом всё могло бы и закончиться. Но ведь нет. В принципе, я именно поэтому быстро выучила польский. Мне очень нужно было понять, что же мне говорят. И ответить, конечно же, — поскольку говорить я очень люблю. Когда я вернулась в Смоленск, мы каждый день разговаривали в интернете по шесть, семь, восемь часов. Каждый день, по семь часов, в течение двух лет. По-моему замечательная языковая практика.

Через год, будущим летом, я снова поехала в Седльце на Летнюю школу и была уже не в начальной группе, а в средней. После этого у меня еще был прекрасный опыт обучения в Люблине в PolonijnymCentrumNauczycielskim, где я поняла, что вполне возможно вставать в 6 утра, учиться с 8 до 22 и прекрасно себя чувствовать. Это был очень мощный старт, и вернувшись в Россию, я начала вести польский в начальной группе польской школы, потом начала преподавать в средней, а закончила в 2007 году, работая директором этой же школы и организуя массу всяческих мероприятий в сотрудничестве с Посольством Польши в Москве. И на это все могло бы закончиться.

Но через два года я поняла, что нужно что-то менять – и после очередной Летней школы (третьей в моей жизни) в июле 2007 года подала документы на польскую филологию. Я совершенно не была уверена, что у меня всё получится, поэтому даже не предупредила родителей. Весь август я обучала русскому языку двух монахов-францисканцев из Катовиц, и когда мне пришло письмо, о том, что я принята в университет, я очень удивилась. Мне стало вдруг страшно всё так круто менять – ведь у меня в России и друзья, и работа, и блестящее научное будущее. А тут раз – и променять всё это на неизвестность. Но делать было нечего и я поехала.

Самое трудное время в чужой стране – это первый год. Я (как сейчас понимаю – к счастью) не попала в среду русскоязычных студентов и первые месяцы у меня болела голова от польского языка, которые круглые сутки звучал вокруг. Зато я очень быстро потеряла русский акцент (и приобрела польский акцент в русской речи), начала думать по-польски и существовала всё-таки не в уютной русскоговорящей семье, а в открытом море, где нужно было самой принимать решения, учиться, справлять с бытовыми проблема типа «как купить колбасу в магазине, чем вообще отличаются все эти булки, как же мне прописаться и получить временное проживание» и т.п. Было страшно и до сих пор временами это ощущение возвращается, но со временем я всё больше привыкала к новой реальности, находила новых друзей и место для себя под польским солнцем.

На этом всё могло бы и закончиться. Но нужно сказать, что я не была бы собой, если бы бросила учёбу в Смоленске, ведь я была уже на третьем курсе. Поэтому я перешла на заочное отделение и закончила оставшиеся три курса в течение двух лет, четыре раза в год катаясь в Россию на сессии. В 2009 году я стала дипломированным специалистом и надумала поступать-таки в аспирантуру. Куда? Это был трудный вопрос.

Я думаю, что до сих пор я не нашла такого места, которое бы позволило мне развиваться на полную катушку и удовлетворяло всем моим интеллектуальным потребностям. В течение трех лет я успела поучиться в аспирантуре в Быдгощи (найдя там замечательную научную руководительницу), в Школе общественных наук при Академии Наук в Варшаве. И пока осела в Институте Славистики Польской Академии Наук. Я пишу диссертацию про еврейскую колонизацию в Биробиджане на Дальнем Востоке, про советский идиш и про самоидентификацию (в том числе языковую) современных биробиджанских евреев. Я уже ездила в Биробиджан и собираюсь в этом году снова, а пока в конце апреля меня ждут исследования в Израиле, куда в 90-х годах уехало очень много биробиджанцев.

В этом году я стану еще и магистром польской филологии. Сейчас я занимаюсь послевоенными дневниками Марии Домбровской и ЗофьиНалковской и анализирую их с перспективыgenderstudies.

Кроме этого, я учусь еще и в Варшавском университете, и я думаю, что там я нашла место, которое больше всего соответствует моему идеалу университета – это MISH (в переводе на русский – Центр интердисциплинарного гуманитарного обучения). Мне очень нравится находиться среди одаренных, целеустремленных и влюбленных в Науку молодых людей. В 2010 я поступила в Научное общество CollegiumInvisibile, которое собирает таких людей и позволяет сотрудничать с самыми известными учеными из различных научных областей в ходе индивидуальных тьюториалов, а также быть руководителем проектов польских старшеклассников, помогая этим молодым людям войти в мир науки и его полюбить.

Очень важной частью моей жизни сейчас является преподавание.Я работаю в Институте Неофилологии в Седльцах и преподаю русский язык – морфологию, фонетику, старославянский язык, а также русский как второй иностранный. Я очень люблю мою работу, и действительно испытываю счастье от того, что могу делиться своими знаниями со студентами. Кроме этого, я веду русский язык в вечерней школе и представляюсь себе этаким Нестером Северовым из «Большой перемены». Это, конечно, очень интересный опыт работы со взрослыми людьми, которые вдруг решили, что образование им необходимо. Ну, и конечно Летняя Школа. С 2005 года я не пропустила ни одной Школы, а с 2008 – каждый июль работаю на ней опекуном и преподавателем (попутно я закончила еще и глоттодидактику:)), часто видя в студентах, которые приезжают к нам в Седльце летом, саму себя 7 лет назад.

На этом можно было бы и закончить. Но я люблю еще очень много других вещей и у меня много планов и задумок. Где-то впереди, мне кажется, меня еще ждет Оксфорд, о учебе в котором я не устаю мечтать. За эти 7 лет я начала думать про Польшу в категории «я дома» и поэтому даже из Оксфорда мне хотелось бы снова вернуться сюда и пройтись седлецкими или варшавскими улицами, ощущая, что вот оно – моё место.

И на этом можно закончить :)

Напишіть відгук

Ваша пошт@ не публікуватиметься. Обов’язкові поля позначені *

*

5,705 Spam Comments Blocked so far by Spam Free Wordpress

Можна використовувати XHTML теґи та атрибути: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>